Лента новостей 

Алексей Виноградов: «Для нас неприкасаемых коррупционеров нет»

8 августа 2016, 00:00
0 3022
Биография
Алексей Виноградов
Алексей Виноградов

заместитель руководителя Следственного Управления Следственного комитета РФ по Ульяновской области

Работе следователя не позавидуешь, это даже в кино нам часто показывают. Тем не менее, Следственному комитету продолжают иногда пенять на отсутствие чудес в борьбе с преступностью. Но так ли правы эти скептики? Об этом и многом другом мы говорим с одним из лучших ульяновских профессионалов в правоохранительной сфере, заместителем руководителя СУ Следственного комитета РФ по Ульяновской области.

- Алексей Викторович, вы долгое время работали руководителем отдела по расследованию особо важных дел, в этой должности служите уже более полутора лет – опыт накоплен огромный. Как оцениваете успехи ваши и вашего ведомства в последнее время? 

- И прошлый год, и половина этого выдались достаточно тяжелыми для Следственных органов Ульяновской области – по некоторым показателям нагрузка на нас возросла более чем в 2 раза. Например, в прошлом году на 78 следователей, которые у нас по штату имеются (часть из них еще и в командировках), пришлось 1600 уголовных дел. Было окончено производство 1200 уголовных дел. Вот и посчитайте – сколько на одного работника в среднем приходится…

- Но это же сумасшедшая нагрузка, на мой взгляд!

-  Более 8 тысяч сообщений о преступлениях рассмотрено за год. Состоялось 1500 выездов на места происшествий. Однако, несмотря на возросшую нагрузку, нам удалось удержать достойные показатели по раскрываемости. Например, в 2013 году раскрываемость убийств в области составляла около 82%, а по итогам 2015 года – раскрываемость – 92,3%. Это достойный показатель и в масштабе страны, и по ПФО, он говорит о том, что наше Следственное управление справляется с поставленными задачами.

-  Общественность, как правило, обращает внимание на громкие дела…Есть ли у нас сейчас серьезные криминальные банды, как в 90-е годы?

- Как в 90-е, во время, когда я начинал работать в следственных органах - это 1993 год – сейчас такой преступности практически нет. Тогда был просто, как говорили, беспредел. Сейчас, конечно, организованная преступность никуда не делась, но она приобрела иные формы. На первый план вышли молодежные группировки, которые ходят и делят улицы. Оргпреступнсть больше ушла в бизнес…

- …к деньгам поближе?

- Да, и вообще то говоря, можно не согласиться с критикой в наш адрес за нераскрытые громкие преступления… Давайте посмотрим: на каждые 11 убийств только одно у нас не раскрывается. Но есть те, кто считает своим долгом «ущипнуть» Следственный комитет, бьют в одну точку и вспоминают те дела, которые накопились с 2007 года.

- Но бывает обидно людям, что рецидивисты типа Малафеева, убившего девочку на Нижней террасе, выходят в очередной раз на свободу. Вы работаете – их ловите, а они снова гуляют и убивают.

- Суд ему дал срок в рамках закона, он отбыл наказание за прошлые преступления. Что же касается справедливости…Соответствует ли санкция деяниям, которые они совершают? Это вопросы к законодателям, скорее. Наша задача – чтобы ни один преступник не ушел от наказания.

- Еще одно громкое недавнее дело, Арапов-Зиннуров. Как вам удается выдерживать  в таких «политических» случаях давление сверху?

- Знаете, давление на Следственный комитет Ульяновской области от каких бы то ни было государственных структур невозможно. На нас оно не оказывается. Есть просто состязательный процесс, мы представляем сторону обвинения, но есть и сторона защиты. Вопрос в том – кто более доказателен и убедителен. Есть  определенное противодействие при работе следователя, он ведь должен быть как шахматист – все шаги просчитывать заранее… Дело Зиннурова, как и ряд других, расследовал один из самых опытных следователей Ульяновской области, один из самых честных и бесстрашных.

- А как у работников Следственного комитета решаются социальные вопросы, ведь при таком уровне ответственности и нагрузки должно быть и обеспечение соответствующее?

- В 2007 году, когда нас выделили и сказали, что вы будете «при прокуратуре», нам пришлось в материальном плане начинать с нуля.  В течение суток создавалось СУ СК по Ульяновской области! Что-то нам передали, мы начали принимать дела к производству. Да, есть бытовые сложности, в том числе и с обеспечением жильем – мы живем в одной стране и все трудности, что характерны для всего общества, не обходят и нас стороной. И хотя государство нас поддерживает, но следователям приходится трудиться в условиях повышенного стресса, ненормированного рабочего дня. Поэтому предусмотрен дополнительный отпуск до 12 календарных дней,  доплаты за сложность и напряженность, более ранний выход на пенсию.

- А основная проблема?

- Это кадры. Ведь для того, чтобы следователь стал профессионалом, мог самостоятельно работать и принимать решения – его надо воспитать. Никто следователем не рождается. У нас достаточно молодой коллектив, 70% сотрудников – это люди до 30 лет, из них те, кто проработал менее года, составляют 22%. Вот сейчас, например, сильно омолодился Следственный отдел в Засвияжском районе Ульяновска – с начала года туда пришли 4 молодых следователя, аналогичная ситуация в Заволжском районе. Этих «новобранцев» надо воспитывать, обучать.

- При огромном количестве юридических вузов и отделений, качество образования там оставляет желать…

- К нам, отмечу, идут не все подряд работать. Отбор серьезный происходит, люди понимают, что «на гражданке» работать куда проще, чем у нас. Бывает, к нам приходит человек, говорит – это мое! Я всегда мечтал! – но проходит время, он не справляется. Беседуешь с ним, а он говорит – нет, это не мое, я хочу пожить для себя, а здесь не получается. Интересная, кстати, тенденция наметилась у нас в СУ СК по Ульяновской области: профессия следователя стала популярной у девушек…

- Ну, это и по фильмам-сериалам заметно.

- Да, может романтический образ женщины-следователя у них и был как раз сформирован под действием киноискусства… Тем не менее, они хорошо трудятся, у нас сейчас 11 девушек работает и три из них – в отделе по расследованию особо важных дел. И поверьте мне – это очень хорошие следователи.

- Им, наверное, тяжело в личной жизни… дома не бывают…

- А нам всем в этом смысле тяжело. В свое время у меня жена смеялась, когда читала мою характеристику, где было написано: «Женат. Воспитывает сына».  Она спрашивала про слово «воспитывает», мол, как у тебя времени на это хватает? Если же серьезно говорить по кадрам дальше, то замечу вот что: в этом году отборочная комиссия Следственного управления рекомендовала принять по целевому набору в Следственную академию в Москве 6 человек, которые окончили недавно среднюю школу в Ульяновской области. Это юноши и девушки с активной жизненной позицией, победители различных олимпиад, и не только всероссийских, но один кандидат и на международной олимпиаде по истории завоевывал призовое место. Ребята хотят посвятить свою жизнь следственной работе.

- Похоже, новые кадры очень востребованы, поскольку в связи с экономическим кризисом преступность вряд ли будет снижаться.

- Вопрос дискуссионный. Чем меньше денег, тем больше, кажется, должно быть именно экономических преступлений. А мы сталкиваемся с ростом преступности по отношению к несовершеннолетним, что нас очень тревожит. Если в прошлом году таких дел было 60, то в этом году уже 80 дел за аналогичный период, из них 30 преступлений – против половой неприкосновенности несовершеннолетних. В два раза возросли грабежи и разбои в отношении таких лиц.

- Да, какие-то запредельные вещи творятся, читаешь, как ребенка пытали горячим утюгом. Всеобщее озверение наступает в обществе?

-  Я полагаю, здесь имеет место еще и безразличие со стороны тех лиц, которые должны следить за тем, чтобы такие преступления не совершались, предотвращать их обязаны. Ведь тот же случай в интернате «Родник» - это же подследственность органов внутренних дел была, но мы проявили инициативу, чтобы дело передали нам. Мы хотели разобраться более предметно и глубоко – почему же это произошло и дать принципиальную оценку не только воспитателю, которые это совершил вместе с сестрой милосердия, но дать оценку и работе руководства – как они это допустили.

- Есть мнение, что без помощи всего общества вам не справиться с валом такого рода дел…

- Полностью согласен. Воспитание правосознания у граждан должно начинаться с детского сада. Как бы мы ни старались  невозможно охватить все проблемы общества. Мы сейчас в первую очередь стараемся обращать внимание на защиту прав малолетних – наиболее незащищенной категории наших людей. Ведь даже в быту возросло количество происшествий с несовершеннолетними – из окна выпал, мать гуляла, потеряла ребенка…  В ванну ребеночка положил купать – отлучился на кухню, ребенок утонул. Мы не только расследуем, но и направляем инициативные письма в органы госвласти с просьбой обращать более пристальное внимание, своевременно предупреждать происшествия. Каждый день можно увидеть картины типа такой: идет мама, увлеченно беседует с подругой, а дитя бежит само по себе по обочине дороги. Шаг в сторону – и трагедия…

- Алексей Викторович, а по другой увлекательной теме – борьбе с коррупцией что можете сказать?

-  С каждым годом преступлений коррупционной направленности выявляется все больше. И дело не только  в количестве. Одно дело, когда взятки даются «гаишникам» или мы привлекаем водителя-взяткодателя. Но ведь наибольший урон приносят те, кто высоко сидит и помногу берет. Могу сказать, что в Ульяновской области для нас неприкасаемых в этом плане нет. Выявлением данных преступлений занимаемся не мы – мы работаем с теми материалами, которые к нам поступают от коллег из правоохранительных органов. Но одно дело доказать состав преступления у водителя, протянувшего взятку инспектору, другое дело – у министра, хотя и министров мы немало ловили за руку… Кстати, одно из первых дел в стране о коррупции при закупках медоборудования – по томографам – было у нас в области. И опыт, который мы тогда приобрели, мало кто смог повторить. Повышение качества борьбы с коррупцией для нашего СУ является одним из важнейших приоритетов в работе. И только неотвратимость наказания изменит общую ситуацию с преступностью такого рода.

Евгений Малякин

Фото: ulyanovsk.sledcom.ru




Читайте также
25 сентября 2018
Разрисовавший Соборную площадь художник продает камни по тысяче долларов Разрисовавший Соборную площадь художник продает камни по тысяче долларов
В сентябре ульяновцы задавались вопросом, кто и что нарисовал на центральной площади города. Корреспондент 1ul.ru пообщался с каллиграфом и автором проекта «История внутри нас» Юрием Вольфовичем о современном искусстве, черноморских камнях за 33 тысячи долларов и зачем он все-таки разрисовал Соборную площадь.
13 июля 2018
Ульяновский фотограф Валерий Дурнов: «Фотографию ждет обезличенность» Ульяновский фотограф Валерий Дурнов: «Фотографию ждет обезличенность»
12 июля во всем мире отмечают День фотографа. Корреспондент 1ul.ru пообщалась с фотографом и руководителем фотоцентра «Белый формат» Валерием Дурновым о рынке, «потребительском терроризме» и массовой культуре в фотоискусстве.
1 июня 2018
Александр Додосов и его «до-досье» Александр Додосов и его «до-досье»
Он - музыкант и педагог от Бога, волшебник, по мановению рук которого дети начинают петь, как ангелы.