Лента новостей 

«Перевернутые» уроки и афоризмы Юрия Латышева

31 августа 2018, 04:20
2 840
«Перевернутые» уроки и афоризмы Юрия Латышева

Перечисление его регалий и наград заняло бы не одну страницу. Однако достаточно произнести: «Юрий Латышев», чтобы стало понятно, что речь идет о Педагоге от Бога…

Создатель собственной педагогической системы, он почти 65 лет жизни отдал школе и детям. В свои 86 лет народный учитель России, Почетный гражданин Ульяновска Юрий Иванович Латышев продолжает преподавать историю подрастающему поколению в гимназии №44 имени Героя Советского Союза Владимира Деева.

Стремятся учиться у него и учителя. Со всей России на протяжении 18 лет они приезжают в Ульяновск в его авторскую школу передового педагогического опыта. Накануне нового учебного года корреспондент «УС» задала Латышеву несколько вопросов.

- Юрий Иванович, Вы мечтали стать учителем? Или это была случайность, Судьба?..

- Никогда не хотел стать учителем. Хотя в мое время эта профессия была престижной и воспринимаемой в обществе как важная в воспитании детей. Вот одна показательная картинка: в 1950 году из десятого класса нас выпустили в большую жизнь семеро учителей-мужчин и одна женщина.

По складу ума я - математик, собирался поступать в Московский авиационный институт, чтобы стать инженером. Но серьезно заболела мать. Оставить ее я не мог и принял решение поступать в Саранске, где мы тогда жили, в педагогический институт на физмат. Времени самому подать документы у меня не было, потому что я был спортсменом и уезжал на соревнования в Астрахань. Попросил сделать это за меня друзей. А когда вернулся - не увидел свою фамилию в числе абитуриентов физико-математического факультета. Друзья объяснили, что документы мои они сдали, но на другой - исторический - факультет, потому что там было мало спортсменов и они решили, что я должен пополнить их ряды. Удивительно, что вступительные экзамены я сдал на «пять», кроме… истории.

Когда окончил первый курс института, мама - она была пчеловодом-зоотехником - получила новое место работы в Ульяновске. Я продолжил учебу в местном пединституте. До четвертого курса учителем себя не представлял. Моя задача была заниматься спортом, ездить по стране на соревнования. Институт считал развлечением. На четвертом курсе к нам пришел в качестве куратора доктор исторических наук Николай Григорьевич Левинтов. И тогда у меня внутри как будто что-то «щелкнуло»: а с чем приду в школу? И я начал покупать книги по педагогике и истории. Спустя несколько лет понял важную вещь: я учился не в провинциальном, а в столичном вузе. Потому что, кроме Левинтова, нам преподавали ленинградцы и москвичи, которых выселили из столичных городов СССР по «делу врачей».

- Вы почувствовали себя учителем сразу, как пришли в школу, или для этого потребовалось время?

- Все произошло достаточно быстро. И мне помогли дети. Свой первый педагогический афоризм я сказал в сентябре 1954 года, когда пришел в 42-ю школу молодым учителем и был назначен классным руководителем 6 класса: «Крик учителя - оружие ученика». Кстати, много лет спустя мои афоризмы вышли книгой, которая выдержала уже четыре издания. Но вернемся к моему рассказу. Я раздавал новые тетради ученикам, и одна девочка потребовала для себя тетради в розовых обложках, но они закончились. Тогда я не считал большой ошибкой повышение голоса на ученика и сорвался, когда мои уговоры на девочку, которая упорствовала, не подействовали. После уроков я случайно услышал, как та девочка красочно рассказывает подружкам из другого класса о нашем инциденте: «А он как закричит, как стукнет стопкой тетрадей по столу!». Я понял, что не столько приобрел авторитет, столь необходимый молодому учителю, сколько его потерял.

Но практика потом это опровергла. Дети прощали мне крик, когда слышали не мои слова, а видели мой гнев, искреннее возмущение по поводу проступка ученика. Учитель должен уметь ходить по лезвию ножа: нельзя, но можно! А поначалу пришлось отстаивать свое право учителя. Однажды на лыжной прогулке с детьми я, чтобы не прослыть трусом, вынужден был скатиться на лыжах с крутого склона, рискуя переломать себе руки и ноги.

Но хочу сказать, что без ошибок не обошлось, и самое трудное для учителя - извиниться вслух перед учениками. Помню, обидел двух парней-одиннадцатиклассников на школьном турслете, поскольку был немного заведен. После этого не спал ночь: обдумывал свою покаянную речь. На следующий день на уроке в классе, где учились эти ребята, я извинился перед ними. Они поняли, простили и забыли.

- Понятие воспитания уходит из школьного образования. Учитель сейчас предоставляет образовательные услуги. Ваше отношение к этому?

- Воспитанного ребенка легче обучать. Поэтому я придавал воспитанию большое значение. И на туристических слетах, на которые я возил своих ребят, мне говорили: «Почему у Вас другие дети?». В Минске, помню, педагоги удивлялись: «Юрий Иванович, Вы еще и успеваете отдыхать?!» Я поставил дело так, что дети - хозяева, а я у них - помощник, консультант, старший друг. Но до определенного предела, особенно когда идет урок.

В советской школе мы воспитывали коллективистов, патриотов. Мальчиков я готовил к службе в армии, и они шли служить с удовольствием, могли постоять за себя. Кстати, в нашей школе полы мыли только мальчики, а девочки выполняли легкую работу. Это я завел в своем классе, а потом уже и вся школа подключилась. В походах, когда я с детьми занимался спортивным туризмом и мы выигрывали первенства области и ездили на всероссийские соревнования, мальчики тоже брали на себя самую тяжелую работу.

- Но ведь сейчас запрещен детский труд. Получается, растим белоручек?

- На Западе давно поняли, что оружием Россию не победить. Нас стремятся разрушить изнутри, начиная с воспитания детей. Скажите, как можно вне труда вырастить достойного, с чувством ответственности человека? С точки зрения российской идентичности, кого всегда уважали? Мастера своего дела! Одно не могу понять: почему некоторые родители не понимают важность воспитания у детей любви к труду? Они готовят себе на будущее плохую старость…

И все же у себя в школе мы стараемся поддерживать традиции воспитания трудом. Например, летом работает детский «зеленый патруль» по поливке и прополке цветов, старшеклассники во время практики помогают прибрать школу к началу учебного года.

- Что Вас тревожит в современных детях?

- Увлечение гаджетами, что сказывается на их здоровье. Если раньше детей нельзя было загнать домой с улицы, то теперь - наоборот. Эта проблема сказывается вот на чем: интенсивность обучения растет, а физические возможности учащихся - нет. Еще в 1990 году мы в нашей школе занялись вопросом создания здоровьесберегающих технологий обучения и перешли на новый вид урока. Вспомните свои уроки? Чего ждали в его конце? Звонка! К 30 минуте у детей накапливается усталость от умственной деятельности. Мною был предложен модульный урок: три занятия предметом по 30 минут с перерывами на перемену.

- Что это дало?

- Уже через три-четыре года у нас появились медалисты. Доходило до 26 медалистов из трех выпускных классов. Одна мама пришла к нам и сказала: «Модульный урок - хорошо, но у моего сына появилось слишком много свободного времени». То есть на уроке есть возможность не только освоить материал, но и выполнить домашнее задание, а значит, сберечь здоровье учеников. Повышается их уверенность в своих знаниях, исчезает страх. В свое время, глядя на эти страхи, у меня родился афоризм: «Если на уроке в душе ребенка поселился такой страшный зверь, как заяц, то учителю стоит подумать о том, какой зверь сидит в нем».

Модульный урок дает спокойствие и учителю, ведь он сам расстраивается, входит в состояние стресса, когда колеблется: ставить «четверку» или «пятерку» или «тройку» или «двойку». Мы ввели самооценку. Дети сами оценивают свои знания. Я слушаю ученика, и если он не дотягивает, то дополнительно задаю вопросы, которые показывают подлинный уровень его знаний, и ставлю оценку, исходя из этого.

- А что такое «перевернутые» уроки, которые Вы изобрели?

- Установлено учеными-дидактами, что если дети прочитают тему предстоящего урока заранее, они усваивают материал на несколько порядков выше. Кроме того, современные технологии дают им возможность легко находить нужную информацию. Что обычно происходит на уроке: учитель рассказывает, ученик плохо слушает, потому что думает, что дома прочитает учебник. На первом месте здесь лекция, но от нее остается в памяти всего 5%. А вот когда идет дискуссия, обсуждение - запоминается до 90% информации. Поэтому в 1990 году я ушел от традиционного урока, который является для учителя «театром одного актера». Домашнее задание даю раз в год - в мае. К каждому уроку ученики делают конспект с понятийным аппаратом, вопросами, которые хотели бы задать классу. Целый час они обсуждают тему, я только направляю ход разговора. Даже люблю, если ученик ошибается: это дает возможность разжечь дискуссию, чтобы материал лучше уложился в голове.

Мне иногда говорят: «Юрий Иванович, за что Вам платят зарплату? Вы на уроке почти не говорите». Зато много говорят мои дети, получая не только знания, но и развивая свою речь, культуру мышления. Выпускники потом рассказывают, как это пригодилось им и в дальнейшей учебе, и в жизни. Я исповедую формулу немецкого педагога Дистервега: «Пастух должен привести лошадь к водопою, а пить воду она должна сама».

Но «театр одного актера» все-таки нужен! Я все время подготавливаю к урокам такие вещи, которых ученики не знают. Называю это лирическими отступлениями.

- Как много последователей Вашей системы обучения?

- Они появляются и пропадают, ведь меняются директора школ. Учителя не хотят переходить на «перевернутые» уроки, потому что это для них непривычно. На этот счет у меня есть афоризм: «Стереотипы мышления от сложившейся практики есть самые тяжелые оковы, которые не позволяют поднять голову и видеть звезды на небосводе».

- А Вашим ученикам удается «видеть звезды»?

- Многие выпускники стали учеными. Но есть у меня одна «болячка». В Ульяновском педагогическом университете на историческом факультете у меня было право рекомендации на поступление без экзаменов для моих лучших выпускников. Таких было шесть талантливых ребят. Но только один из них стал учителем, он работает сейчас в одной из школ Санкт-Петербурга завучем по воспитательной работе. Нас, старое поколение учителей, волнует, кто придет нам на смену, когда мы вынуждены будем уйти на заслуженный отдых. Нас беспокоит то, что наиболее талантливые выпускники педуниверситета не доходят до школы, потому что она не может предоставить им достойное существование.

Вот вам на этот счет еще один мой афоризм: «Россия возродится, если в школу придет молодой и талантливый учитель». Я высказал эту мысль в 2006 году, но своей актуальности она не потеряла…